Джорджоне и новизна венецианской живописи

133
Поделиться

XVI век для венецианской живописи был особенным периодом. Она сильно отличалась от характеристик флорентийского и римского периода Возрождения, основанных на обращении к идеям классицизма и неоплатонизма. Главной составляющей венецианской живописи стал цвет.

Венецианская культура, склонная к поэтическим отступлениям, благоприятствовала построению отношений между художниками и природой основанных не на интеллектуальном союзе, а на созерцании природного явления. Художник  воспринимает природу с помощью разнообразия света и цвета её атмосферы. Именно благодаря этому созерцанию рождается чувство прекрасного, свойственное двум величайшим представителям венецианской живописи того времени: Джорджоне и Тициана.

Тональная живопись

Эти два художника первыми начали писать картины не используя рисунок, мягко размывая контуры. Такой вид живописи стали называть тональной или «атмосферной» живописью. В тональной живописи изменения интенсивности цвета основывались на изменениях интенсивности света. Фигуры, предметы и природные элементы, полученные путем сопоставления гармоничных или контрастных цветовых областей, были пропитаны светом. По мнению представителей венецианской школы живописи, таких как Беллини, Джорджоне и Тициан, строгие конструкции тосканско-римской живописи не могут соответствовать физиологии человеческого зрения. Такие радикальные отклонения взглядов двух школ привело к отказу от чётко очерченных контуров и к выходу за рамки линейной перспективы.

Джованни Беллини, алтарная картина святого Иова, 1486-88 гг. Масло на панели, 4,71 x 2,58 м. Венеция, галерея «Академия».

Это, конечно, не значит, что представители венецианской школы живописи отрицали саму концепцию структуры пространства, или что они не использовали перспективу, и тем более они не игнорировали ее математические правила. Значит это только то, что они предпочитали имитировать природные явления и атмосферное слияние форм. Для передачи этих явлений, они брали во внимание физиологические особенности зрительного восприятия, используя в основном отношения между цветами, а не трактаты, составленные в предыдущем веке Альберти или Пьеро делла Франческа.

Желание венецианских художников передать натуральность явления максимально достоверно привело к тому, что они полностью освоили новую в те времена масляную живопись, завезённую в XV веке из Голландии, в которой они стали безусловными мастерами в Италии.

Джорджоне и сфумато

Джорджоне (1477-1510) — имя, под которым повсеместно известен художник Джорджо да Кастельфранко. Он родился в Кастельфранко Венето и прошёл обучение в изумительной венецианской художественной среде. Сведения о его жизни скудны и отрывочны, как и многочисленны и сложны проблемы авторства и иконографической интерпретации его произведений.

Джорджоне, Автопортрет в образе Давида, 1509-10 гг. Масло на панели, 52 x 43 см. Брауншвейг, Музей Герцога Антона Ульриха (HAUM).

Джорджоне исходил из важного опыта Джованни Беллини, хоть он, вероятно, и не был его учеником. Джорджоне удалось революционизировать как стиль, так и содержание работ Беллини, поскольку в своих картинах он достиг необычайной тонкости в реализации живописного сфумато. Термин «сфумато», с итальянского «sfumato» означает размытость контуров и мягкость моделировки, особая манера живописи, ставшая известной благодаря трактатам о живописи Леонардо да Винчи. Главный историк искусства эпохи Возрождения, Джорджо Вазари, писал, что «венецианец» узнал секрет от Леонардо, когда мастер Винчи отправился в Венецию. На самом деле нелегко установить, была ли встреча между двух художников и состоялся ли приславутый обмен опытом.

Мадонна Кастельфранко

Джорджоне, алтарный образ Кастельфранко, ок. 1500 г. Масло на панели, 2 x 1,52 м. Кастельфранко Венето, собор Сан Либерале.

Благодаря тонкости своего сфумато Джорджоне изобразил пейзаж так, как этого не делал до него никто ранее, придав атмосфере ощущение плотности. В его алтарном образе Кастельфранко Мадонна с младенцем уединенно сидят на троне на фоне холмистого пейзажа с лугами и деревьями. Такой пейзаж — это «естественное» изображение природы, так как расстояния на картине переданы путём различных соотношений цветов и света.

Поэзия Джорджоне

Джорджоне считается создателем живописного жанра, определяемого как «поэмы», то есть пейзажные картины с фигурами, где сюжет композиции как бы аннулирован, поскольку ни один элемент не преобладает над другим. С помощью этих картин художник смог выразить все самые загадочные и увлекательные аспекты культуры Венеции, создав произведения, которые по своей интеллектуальной сложности были непонятны и загадочны даже для его современников.

Спящая Венера

Джорджоне, «Спящая Венера» (Дрезденская Венера), 1507-12 гг. Масло на холсте, 1,08 x 1,75 м. Дрезден, Гемальдегалерия

Спящая Венера», широко известная как «Дрезденская Венера «, — важнейшая картина Джорджоне, которая выделяется своей особенной оригинальностью. Даже знаменитые произведения античности не изображали женщину, настолько выраженно женственную, в такой чувственно естественной позе. Объединив тему пейзажа с классической обнаженной натурой, Джорджоне создал простой, чувственный и, одновременно, целомудренный поэтический образ. Богиня безмятежно спит на лугу в тени большого куста, на мягких шёлковых покрывалах. Пейзаж на заднем плане передает образ дружелюбной природы, с которой человек может жить беззаботно в абсолютной гармонии.

Три философа

Джорджоне, «Три философа», ок. 1506-8 гг. Масло на холсте, 1,23 x 1,44 м. Вена, Музей истории искусства.

«Три философа» — несомненно, одна из самых поучающих работ Джорджоне. В ней представлены трое мужчин трех разных возрастов, чьи фигуры выделяются на фоне пейзажа, над которым слева доминирует глубокая и устрашающая пещера. Некоторые критики признают в трех волхвах союз восточных и западных научных знаний. Другие ученые склоняются к прочтению этого произведения как аллегории трех возрастов человека.

Буря

Джорджоне, «Буря», 1506-8 гг. Масло на холсте, 82 x 73 см. Венеция, галереи Академии.

На картине «Буря» изображен речной пейзаж перед наступлением бури, с солдатом и полуобнаженной женщиной, кормящей грудью. Два персонажа не разговаривают друг с другом и не вступают друг с другом ни в какие отношения. Они появляются исключительно как создания, погруженные в природу. На заднем плане видна живописная деревня, внезапно освещенная молнией. Работа необычайно новаторская своим использованием цвета: целостность форм нарушается, и образы кажутся изменчивыми и живыми.

У картины нет очевидного сюжета: до сих пор ни одна попытка интерпретации не была по-настоящему убедительной. Женщина-мать может символизировать кормящую природу, а мужчина-солдат — мужское начало, оплодотворяющее землю.