Джотто: Поцелуй Иуды

69
Поделиться

В христианском искусстве поцелуй Иуды — один из основных эпизодов Страстей Христовых. Иуда проник к Христу в Гефсиманский сад, куда Учитель отправился провести ночь в молитве. Поцелуй Иуды был условным жестом, по которому воины Синедриона должны были определить Христа, чтобы его арестовать. На Древнем Востоке поцелуй был знаком приветствия, выражением любви, дружбы и даже почитания. Значения эти были искажены Иудой, который превратил поцелуй в символ предательства Христа.

Эпизод поцелуя Иуды, известный также как «Арест Иисуса», освещается во всех канонических Евангелиях. Его иконография обычно включает в себя волнительную сцену с фигурами Христа в спокойном или скорбном состоянии, Иуды, который целует или готовится его поцеловать, воинов Синедриона, спешащих схватить Христа, и других апостолов, пытающихся защитить его.

Джотто в капелле Скровеньи

Многие художники проявили себя в написании этого эпизода «Страстей», столь важного и, в то же время, столь иконографически сложного. Показательной, безусловно, столько веков спустя, является интерпретация, предоставленная Джотто (1267-1336), в капелле Скровеньи в Падуе.

В 1303 году богатый банкир Энрико Скровеньи построил в Падуе небольшую однонефную часовню, известную как капелла Скровеньи, и попросил Джотто, к тому времени на пике своей славы, расписать её фресками. Великий художник, находившийся в то время в городе, принял заказ и посвятил ему себя по крайней мере до 1305 года, когда капелла была освящена. Он покрыл всю поверхность стен несколькими циклами фресок, иллюстрирующими важнейшие эпизоды из «Историй Анны и Иоакима» (родителей Мадонны), «Историй Богородицы» и «Историй Христа». Цикл завершается большим изображением Страшного Суда, расписанным на обратной стороне фасада.

Джотто, капелла Скровеньи, 1303-5, интерьер контрфасада. Падуя

Изобразив множество священных сюжетов, Джотто не раз попытался передать реальную жизнь с превосходным натурализмом. Воображаемое пространство правдоподобно, расписанная архитектура создает ощущение конкретной среды. Изображённые на фресках сундуки, кровати, шторы и полосатые одеяла вовлекают в повседневную жизнь людей, а персонажи натуральным образом вписываются в быт этого пространства.

Целью Джотто было здесь не только изобразить божественную историю, а ввести её в повседневное измерение, близкое мироощущению средневекового зрителя, который мог в ней легко распознать и почувствовать самого себя. В Историях Христа драма разворачивается с особенным пафосом, но Джотто не делает это навязчиво — движения, жестокость, страсть, жесты и взгляды — это не просто художественные приёмы, они не выглядят излишне театрализованными.

Джотто, «Поцелуй Иуды», из Историй Христа, 1303-5 гг. Фреска, 2 x 1,85 м. Падуя, капелла Скровеньи

Поцелуй Иуды

В «Поцелуе Иуды», например, шум большой толпы кажется рассеянным, когда смотришь на детали двух главных героев. В то время как все вокруг взволнованы, Иисус не реагирует, ничего не говорит, остается неподвижным. Он ограничивается взглядом на Иуду, который укутывает его в свои предательские объятия. Действительно, Иисус поражает Иуду своим взглядом, настолько, что тот колеблется поцеловать его, остается как бы застывшим, с вытянутыми губами, в гримасе, делающей его нелепым.

В те времена было обычным изображать эту сцену, ставя Иисуса, обращенным лицом к зрителю. Таким образом, Спаситель оказывался чуждым этому событию, представая перед зрителем в его уже божественном измерении. Но не у Джотто, который хотел вместо этого подчеркнуть все-таки человеческую драму предательства друга, разочарования и страдания, которые она влечет за собой. Иисус смотрит на Иуду, потому что именно с ним и с его совестью в этот момент Он хочет свести счёты.

Джотто, «Поцелуй Иуды», из «Историй Христа», 1303-5 гг. Фрагмент

Все фигуры и предметы вокруг главной сцены изображают волнение и беспокойство, даже палки, копья и факелы над головами апостолов и солдат находятся в замешательстве. Джотто и здесь не упускает возможности рассказать нам, как жили в XIV веке и какими предметами себя окружали, с особой детализацией нарисовав корзинный факел, типичный для тех времён. Слева, апостол Пётр, вынув нож, отрезает ухо Малху, слуге первосвященника, которое, как в современном кино, с эффектом замедленного действия падает вниз. Часть эпизода перекрывает фигура в сером капюшоне, стоящая к нам спиной.

Эти объёмные фигуры с задним видом очень важны в композиционных построениях Джотто, так как они акцентируют наше восприятие изображённого пространства. Они фактически находятся между нами и тем, что происходит на картине, определяя тем самым «здесь» и «там». Благодаря этим фигурам мы больше концентрируемся на событии, они развивают в нас чувство любопытства, как когда мы пытаемся заглянуть внутрь столпившихся людей вокруг какого-то происшествия. Так, история Иисуса перестаёт быть книжным фактом, а становится реальным произошедшим событием, изменившим ход истории, в котором Джотто предлагает нам поучаствовать.

Джотто, «Поцелуй Иуды», из Историй Христа, 1303-5 гг. Фрагмент