Уникальный мозаичный пол Сиенского собора

58
Поделиться

Знаменитый искусствовед эпохи Возрождения Джорджио Вассари называл его самым грандиозным и масштабным из когда-либо созданных. Пол Сиенского собора является одним из самых больших и ценных примеров декоративной мраморной инкрустации, работа над которым длилось в течении шести веков — с XIV по XIX век. Как и здание самого собора, пол неразрывно связан с историей города и искусства. На протяжении веков сиенцы не жалели никаких средств для его создания, а затем и для его сохранения. Рисунок пола состоит из более чем шестидесяти сцен. Обычно пол покрыт листами мазонита в зонах наибольшего потока людей  наиболее посещаемых районах с листами масонита, за исключением почти двух месячного периода, между концом августа и концом октября, когда его открывают для посещения.

Традиция гласит, что создание мраморного украшения принадлежит основателю сиенской живописи Дуччо ди Буонинсенья, хотя документальных доказательств этому не существует. Самыми старыми свидетельствами начала работ по декорации пола связаны с более поздним периодом, с 1369 годом, которыми являются платежи почти неизвестным художникам (Антонио ди Бруначчо, Сано ди Марко, Франческо ди Сер Антонио) за реализацию первых эпизодов, изображенных на полу. Считается, что первые изображения могли быть связаны со фигурами центрального нефа, такими как Колесо фортуны и Сиенская волчица, окруженная символами союзных городов (с 1373 г.), полностью переделанные в последующие века.

Паперть

На платформе над ступенями на Соборной Площади (Piazza del Duomo), перед порталами, находятся первые мраморные инкрустации с изображением мытаря и фарисея, а так же иудеев и язычников, т.е. нехристиан, которые не имеют права входить в храм и обеспечить себе Спасение. Перед порталами — Церемонии посвящения Настаджио ди Гаспаре (около 1450 года, сегодня копии) с дьяконом, священником и епископом, хранителями рукоположения, предвидевших святость здания.

Сивиллы

В классической античности Сивилла была вдохновленной богом, обычно Аполлоном, девственницей, наделенной пророческими способностями. Изображения Сивилл расположены вдоль нефов и символизируют откровения Христа устами античного общества. Они происходят из разных стран известного на тот момент мира и разделены на три группы — ионическую, италийскую и восточную, являясь свидетельством универсальности христианского послания.

Заказчиком изображения этих фигур был ректор Альберто Альбериги, а период их создания относятся к 1482-1483 гг. Выполнены они разными художниками в едином стиле,  в котором фигуры, как правило, из белого мрамора на темном фоне и обрамленные рамкой шахматного орнамента. Каждая из них сопровождается надписями, помогающими определить их символичную связь с откровениями Христа и Его жизнью. Пророчества чаще всего взяты из богословских работ ранних христианских веков, Божественные учения (Divinae istitutiones) Латтанцио. Стилистически сивиллы представляют собой единый цикл и напоминают собой классические статуи, элегантно окружающие самые сложные аллегории нефа. Лишь немногие из них прошли реставрационные работы на протяжении веков.

Сиенская Волчица и аллегория Фортуны

 

После Сивилл Волчица вскармливающая близнецов — считается самой старой фигурой в мозаике. Далее следуют инкрустации, изображающие Сиену, и две интересные аллегории Колеса Фортуны и Холма Мудрости, созданные Пинтуриккио. В этом образе Фортуна очень напоминает Венеру Боттичелли. Молодая девушка неустойчиво стоит одной ногой на шаре, а другой на лодке, колышущейся на волнах. Фортуне удается заставить некоторых мудрецов спуститься на скалистый остров. Спустившись, они пойдут по тропе, полной препятствий, где на вершине их ждет Мудрость, которая левой рукой предлагает книгу Кратету, бросающему корзину с драгоценностями в море, а правой рукой дарит пальму Сократу. Путь, ведущий к Мудрости, поистине труден, но позволяет достичь спокойствия: плато, покрытое цветами.

Избиение младенцев

Каждая сцена на полу богата и разнообразна. Вдоль нефа, ближе к трансепту, изображены истории откровения. На шестиугольнике под куполом изображены сцены жертвоприношения, относящиеся к евхаристическому празднованию алтаря, а по бокам — военные подвиги еврейского народа, с центральной сценой «Избиения младенцев», массовое насилие которого напоминает «Гернику» Пикассо — и которая, в отличии от всех остальных сцен Ветхого завета, является единственной историей, взятой из Евангелия — истории от Матфея.

Мраморное комессо Беккафуми

Шестиугольник (с историей об Илии и Акаве), а также в некоторые инкрустации возле алтаря (Истории Моисея на Синае и Жертвоприношение Исаака) отличаются техникой мраморных комессо Доменико Беккафуми, который совершенствовал ее, пока не получил результат кьяроскуро. В этой части к мрамору добавляются два оттенка желтого, которые освещают сцену как нигде больше в соборе. Работа Beccafumi отличается выполнением теней с помощью мраморных вставок различных оттенков, создающих эффект особой пластичности, благодаря созданию эффекта света и тени, а, следовательно, и объема.

Истории Давида

Завершается маршрут историями Давида, который который является прообразом Иисуса. Среди них мы выделяем «Смерть Абсалона», который повешен на дереве за волосы, напоминая культовую иконографию некоторых японских гравюр.

Правый трансепт представляет собою работы конца XVIII столетия, когда единая линия общей тематической концепции была уже утеряна, и не является частью основной композиции.