Христос под плащаницей

15
Поделиться

В самом сердце шумного и хаотичного Неаполя находится строгая и тихая капелла, куда входишь с особым почтением и робостью. Это капелла Сан-Северо. Место, полное загадок,  является не просто усыпальницей знатной семьи, но и настоящим обрядовым храмом, полным символов и значений.

Капелла была построена по заказу массона Раймондо ди Сангро, седьмого принца Сансеверо. В 40-х годах XVIII столетия князь поручил группе художников отреставрировать древнюю семейную часовню XVI века, чтобы сделать ее местом, чествовавшим величие своей семьи.

Джузеппе Санмартино, Антонио Коррадини, Франческо Кейроло и Франческо Челебрано сделали из капеллы храм торжества красоты.

На стенах десять статуй Добродетелей чередуются с погребальными памятниками князей и других важных членов семьи, включая, конечно же, самого Раймондо ди Сангро. Образы Добродетелей олицетворяют этапы духовного пути, проходя которые человек может себя совершенствовать. Пол в форме лабиринта указывает на трудности, с которыми человек сталкивается на пути, ведущем к познанию.

Христос Сан-Мартино

Посетители не всегда обращают внимание на скульптурную символику, чаще всего их привлекает и захватывает великолепие статуй, таких как «Целомудрие» Антонио Коррадини и «Разочарование» Франческо Кейроло.

Самой главной скульптурой, расположенной в центре храма, благодаря которой стала известна всему миру и сама капелла, является похоронный памятник: необыкновенной красоты Христос, завернутый в Плащаницу, известный как «Христос под плащаницей», произведение Джузеппе Санмартино (1720-1793 гг.), созданное в 1753 году.

Обнаженное тело Спасителя лежит на матрасе с головой, прислонённой к подушке. Иисус так искусно вырезан в камне, что кажется настоящим, а особый эффект этому почти что дышащему телу придаёт покрывающая его тончайшая вуаль. Плащаница, как жемчужная плёнка, обволакивает тело, выявляя его истощённое, но атлетическое сложение.

Сквозь складки волнистой каменной ткани просматриваются плавные изгибы мышц.

Мрамор струится и стекает по лицу, охваченному смертью, ненавязчиво подчёркивая его нежные черты, на которые, как будто и не повлияла жестокость пыток.

 

В ногах, изувеченных железом гвоздей, лежат, брошенные и теперь бесполезные, орудия пыток, среди которых терновый венец, острота шипов которого контрастируют со струящейся мягкостью ткани.

Говорят, что Антонио Канова, один из величайших скульпторов XIX века, который также был приверженцем чистого классицизма, настолько восхищался этой работой, что сожалел не быть её автором.